Путь (часть 1)

« Назад

Путь (часть 1) 05.04.2016 19:04

Я - Лариса Хван, мама солнечного Юры. Хочу рассказать о нашем пути, о первых шагах в творчестве сына, которые были непростыми, но тем не менее - приносящие плоды радости и развития.

Творчество наше началось в начале 2012 года. Но прежде чем начать этот путь мне и моей семье пришлось пережить определенный этап в жизни, раздумывая о том, как нам жить дальше и как помочь себе и своему сыну Юре. 

2011 год. Тогда я чётко понимала, что ближе меня и своих родных сестрёнки, братишки и отца у него нет и не будет. Конечно, очень нелегко приходится с таким особенным взрослым сыном. Мне сложно оставить Юру без присмотра даже на полчаса одного. Бывало, когда Юра убегал из дома, играл с огнём дома, выбрасывал вещи из окна. Он нуждается в постоянном интенсивном присмотре и уходе. Я сама его подстригаю, стригу ногти, купаю, вожу в туалет, прогуливаюсь по улице за руку, умываю, брею, чищу зубы, завязываю шнурки и многое другое по мелочам. Но если я не успеваю, то младшие брат и сестра помогают мне.

В связи с этим я не работаю. Многие осуждают меня за то, что я избаловала Юру и ничему его не научила. Все видят Юру довольным улыбчивым парнем, но мало кто может представить, что бывают и сложные периоды с Юрой, когда он бьётся головой о стены и плачет. Плачем и мы от отчаяния.

До 16 лет он был ещё спокойным, послушным, но став подростком, в нём пробудился протест, он шёл в разрез семье, чего-то требовал, убегал из дома, не зная своего адреса. Нам приходилось его подолгу искать. Пытались его лечить, но ничего не помогало. Временами, Юра успокаивался, но когда мы выводили его на улицу, то, порой, не могли заставить вернуться домой. Мне приходилось по полдня сидеть с ним во дворе, а когда Юра находился дома, то мог целый день сидеть и смотреть в одну точку.

Многие предлагали сдать его в дом для инвалидов, чтобы он плохо не повлиял на двух здоровых детей. Многие объясняли мне и моему мужу, что так жить даже опасно. Юра — не человек и никогда им не станет.

Но я твердо решила что Юра мой старший сын, мой первенец, и будет жить только с нами. После этих сложных событий мы стали пробовать снимать видео. Мне совсем не трудно ухаживать за Юрой, водить его за руку по улице. Это то, что у меня есть, и о другой судьбе я не мечтаю.